Grover Jackson

История Jackson/Charvel. 3 часть

Опубликовано в Бренды
/
25 Сен 2014

Grover Jackson

Мы специально отклонились от нашей истории, чтобы показать быстрое развитие эры «на заказ» и блестящий успех отхода от традиций, вызванный модификацией гитар, начавшийся в гараже Уэйна Чарвела. Давайте сейчас вернемся в 1973 год в Азус, Калифорния.

Уэйн хорошо понимал воздействие, оказываемое его бизнесом по проектировке гитар на его маленькую мастерскую. Он должен был найти источник гитарных дек, которые он мог бы дальше адаптировать в предвидении грядущих заказов. И снова его друзья оказался очень кстати. Лин Элсворт (Lynn Ellsworth) был приятелем по школе в Рэдлендсе и Уэйн когда-то подвиг его играть на гитаре. Лин переехал на север, в штат Вашингтон, где очень успешно работал региональным представителем в сфере медицинских товаров.

После просьбы Уэйна подсказать ему источник гитар с декой из экзотической древесины Лин, выяснив, что есть хорошая возможность развивать привлекательный и неосвоенный рынок, открыл фирму «BOOGIE BODIES». Он взял в компанию в качестве партнера механика Джима Вормаута, а позже Джима Фаддена, гитарного мастера. Союз Чарвела и Элсворта оказался на шаг впереди всех в индустрии производства гитар и был катализатором новых перспектив развития гитар.

К концу 1974 года гитары на разных этапах производства и ремонта настолько загромоздили все рабочее пространство, что из-за нехватки площади работа Чарвела и компании уже застопоривалась. Пэт Воертинк, сдающий помещение в аренду, был заинтересован в успехе бизнеса арендаторов своего здания, и в особенности, Уэйна, из-за общности музыкальных интересов, и он понял, что пришло время переезжать!

Уэйн нашел место на Глэдстоун авеню, к востоку от Азус, у железнодорожных путей около строящейся трассы 210 (San Dimas). Уэйну нужны были дополнительные средства для переезда, и Пэт видел в этом блестящую возможность инвестировать в гитарную линию, которая находится на пике успеха и наверняка пробьется в высшую лигу. Он вложился в «Charvel Company» и занимался всеми теми этапами производства, которые нужны были Уэйну для еще большего увеличения масштабов производства.

«Нам нужна помощь в офисе!» Кипы бумаг, телефонные звонки, выставление счетов клиентам, оплата своих счетов, оформление заказов, работа с просроченными заказами, банками… «Как, отвлекаясь на все это, мы сможем выгружать товар? Нам нужен достаточно универсальный работник, чтобы быстро схватывал и понимал все производственные процессы»-вспоминает Пэт, те первые напряженные дни. Выход из положения нашел Уайн Чарвел. У него был знакомый, который работал в «Anvil Cases» и имел минимальные понятия о гитарах, но зато у него было нескрываемое честолюбивое желание войти в их дело. Знакомьтесь — Grover Jackson!

Grover Jackson

Начиная с сентября 1977 года Гровер активно принялся за работу.  Работая менеджером, он вырос до совладельца с 10% акций, принимающего активное участие в делах компании, но слишком быстрый карьерный рост очень скоро начал раскрывать и обратную сторону дела. То, что с самого начала воспринималось как дружба, постепенно рушилось, превращаясь в каждодневные стычки. Чем более успешным становился бизнес, тем сильнее становились разногласия. Для пущей убедительности своих доводов Гровер привлек к ведению дел свою жену, которая, пожалуй, была сильнее его по духу, но это возымело обратный эффект и только подлило масло в огонь портящихся отношений между ним и Уэйном. Резкие взлеты и падения в движении наличных средств привели к обвинениям в том, что деньги направляются в нужное определенным людям русло. Пэт Воертник продемонстрировал свою преданность компании тем, что отказался от зарплаты и устроился подрабатывать рубщиком мяса, чтобы на что-то жить. Гровер Джексон, выказав свое желание получить больше контроля, провернул выкуп доли Пэта, как возврат своего начального вложения, если он уйдет из компании. Чувствуя непостоянство ситуации, Пэт принял предложение. 

Эмоциональное воздействие на Уэйна, связанное с неспокойным и мутным будущим, заставило его не ввязываться в споры. Да он никогда и не любил бизнес в стиле большого города, выжимающего все соки. 1978 год был еще годом когда Уэйн вел судебную тяжбу с компанией ISA и возможный исход дела сильно его беспокоил. Он произвел кое-какие юридические манипуляции со своим домом, которые позволили бы освободить жилище Уэйна от взыскания по долгам, на случай, если бы решением суда было назначено такое взыскание. Обезопасив свой дом и заявляя, что находится на грани душевного расстройства, Уэйн был намерен объявить Charvel Guitar Repair банкротом. Если его действия казались совершенно логичными самому Уэйну, Гроувер имел совершенно другой взгляд на это дело. После того, как он более года работал на компанию по восемьдесят часов в неделю, не получая за это практически никакого вознаграждения, Гроувер сам желал войти в этот бизнес и предложил Уэйну продать ему Charvel Guitar Repair вместо того, чтобы объявлять о банкротстве компании. Уэйн согласился при условии, что Гроувер примет на себя определенные обязательства и выплатит Уэйну 6 500 долларов. Обязательства перед компанией ISA составляли приблизительно 33 500 долларов. Таким образом, общая стоимость приобретения составляла около 40 тыс. долларов. Это может показаться очень незначительной суммой за компанию, которая, в конечном счете, оказала такое влияние на развитие всей индустрии в целом, но на момент продажи стоимость компании представляла собой определенную проблему. Если бы не удалось доказать, что деньги, уплаченные за компанию, не были оправданной и честной ценой, Гровер рисковал стать еще одной стороной в тяжбе ISA и Уэйна Чарвела. Людям из ISA было бы очень просто объявить, что продажа бизнеса явилась попыткой скрыть реальную стоимость компании и уйти от справедливого судебного преследования по их иску. По совету своих адвокатов Гровер должен был составить опись имущества компании и насчитать реальных активов на 40 тыс. долларов. На первый взгляд, ничего сложного, однако единственным настоящим оборудованием мастерской были два станка Onsrud и пара инструментов уровня кустарного производства. Камера для окраски распылителем была самодельной и имела стодолларовый вентилятор Grainger, кроме нее, стояли верстаки 2X4 со столешницами из клееной фанеры. Тем не менее применив творческий подход к делу, Гровер составил опись, сумма которой приближалась к продажной цене компании, и 10 ноября 1978 г. сделка состоялась. Уэйн тут же оставил компанию.

В 1978 году Гровер Джексон получил полный контроль над именем Charvel и его компанией. Не имея ни знаний Уэйна о гитарах, ни его связей в музыкальном мире, мог ли он заставить компанию работать? Его сила крылась в стойкости и дерзости. Взявшись за кредиторов, он убедил их согласиться принять часть денег в качестве компенсации по просроченным счетам, как единственный способ получить хотя бы какую-то часть долга. Другим его орудием была жена, Джоан, чья способность добывать деньги и добиваться нужной дружбы, неоднократно спасала ситуацию. Впереди был тяжелый, не прощающий ошибок путь!

Дэвид Эндерсон Лоу(David Anderson Law), владелец «CROSSROADS MUSIC» в Монровии, Калифорния, приехал из штата Иллинойс, в 1963 году, ходил в школу Блэр Хай в Пасадене и рос, играя в разных группах в эпоху Чарвела и Ван Халена. Дэйв знаком с Эдди и Алексом и знает об их влиянии на гитары «Charvel». Дэйв купил у Уэйна корпус и гриф гитары «Telecaster» цвета вишневый санберст и собрал свою собственную гитару, которая, по его признанию, «оказалась самой лучшей из тех, на которых я когда-либо играл!». Дэйв с самого начала внимательно следил за развитием компании «Charvel». Как он рассказывает:

«Первый раз, когда я оказался в мастерской Уэйна, я увидел, что у него повсюду развешены фотографии группы «ZZ TOP». Это место было самое «то» для гитаристов, профессионалов и желающих ими стать, которые хотели сделать инструменты под свой уровень. Уэйн на самом деле основал целую индустрию изготовления гитар на заказ.

Гровер Джексон был всем обязан Уэйну. Гровер и его бывшая жена, Джоан, работали на «Anvil Cases». У Уэйна было больше работы, чем он мог справиться в одиночку, и поэтому он попросил их помочь с ведением дел. Имя Jackson  взгромоздилось на имя Charvel, как наездник на лошадь. Имя Charvel было репутацией. Гровер учился у Уэйна кастомайзингу скорее как контролер качества, нежели на практике, по делу.  Charvel/Jackson стало синонимом творческого гения Уэйна. Когда их видение бизнеса стали идти во вред работе, им пришлось расстаться. Уэйн сделал большую ошибку, что уступил свое имя!»

Понравилось? Не будьте жадиной, поделитесь статьей с друзьями: