Winery Dogs

Kotzen+Sheehan+Portnoy=Winery Dogs!

Опубликовано в Музыканты и группы
/
6 Ноя 2013

Гитарист Ritchie Kotzen (Mr Big, Poison) бас гитарист Billy Sheehan (Mr. Big, Niacin)  барабанщик Mike Portnoy (Dream Theater, Adernaline Mob) а все вместе они — Winery Dogs.

Эти ребята предпочитают чтоб их рассматривали как классическое пауэр трио. Группа уже выпустила несколько клипов в поддержку своего дебютного альбома, с одноименным названием, который вышел 23 июля на студии Proud Records. Дебютная запись была продюсирована самими участниками, а сведена Jay Ruston (Anthrax, Stone Sour, Steel Panther)

Недавно мне удалось посидеть рядом с Kotzen, Sheehan и Portnoy и поговорить о группе, оборудовании, их новом альбоме, секретах звука Kotzen и его технике звукоизвлечения.

- Как появилась группа Winery Dogs?

Portnoy: Billy и я работали вместе на одном проекте с John Sykes и нам стало тяжело ждать  пока он начнет куда то двигаться. Мы оба решили не ждать больше, но в тоже время мы хотели продолжить работать вместе и создать классическое рок трио.

Sheehan: Mike и я были готовы уйти, причем уйти быстро, поскольку у John Sykes были какие то свои, непонятные нам подходы и взгляды на вещи.  У нас было два пути и в конечном счете мы решил уйти и попробовать себя где то в другом месте.

Portnoy: Я должен сказать что все что мы делали с Sykes кардинально отличается от того что мы делаем в этом проекте. Все что является частью Winery Dogs это полностью продукт нас троих. Когда мы собрались все вместе с Richie, это было полное взаимопонимание и равноправное сотрудничество.

- Где и как вы нашли Kotzen?

Portnoy: Мы с Билли начали думать о гитаристе-вокалисте с которым мы могли бы работать и тогда то мой хороший друг Eddie Trunk (That Metal Show) упомянул о Ritchie.

Sheehan: Я работал с Ричи много лет. Не только в Mr Big но и много раз после этого. Мы часто пересекались на разных тусовках и концертах.  Я до сих пор не знаю почему я не подумал о нем сразу. Я предполагаю, что он просто был настолько очевидным выбором, что мне и в голову не пришло это сразу… (смеется)

- Что вам больше всего нравится в Ричи?

Sheehan: То как Ричи играет, заставляет вас сесть и молча слушать. Я помню как однажды он ограничил себя игрой двух джазовых музыкантов (Stanley Clark и Lenny White) и стал добавлять в свою игру немного джаза. В соло из песни Not Hopeless из нового альбома вы практически можете услышать саксофон в его игре.

Portnoy: Ричи опасен, причем втройне. Не только потому что он невероятный гитарист, но он также превосходный вокалист и композитор. Он один из самых многогранных гитаристов с кем мне приходилось работать.

- Многие люди называет этот проект супергруппой. Как вы можете это прокоментировать?

Sheehan: Я так не думаю. Большинство супер групп «не живут» долго и обычно у них возникают различного рода внутренние проблемы. Мы не собрались вместе для того чтобы извлечь какую то выгоду из того кем мы были до этого. Мы просто хотели делать то, что мы делаем сейчас.

- Откуда взялось название Winery Dogs?

Kotzen: Что самое смешное, так это то что запись этого альбома и работа над его созданием проходили довольно легко и естественно. Самое тяжелая задача которая вдруг возникла перед нами,  это придумать название нашей группы (смеется)

Я посоветовал Winery Dogs. Winery Dogs —  были собаки, которые много лет назад использовались для охраны виноградников от различных диких животных, чтоб те не портили виноградные лозы. Я подумал что это будет круто, потому что если провести параллель, то это именно то что мы делаем. Сегодня очень много музыкантов кто идет путем компьютерных программ, сэмплов и прочих модных штучек. Даже при том, что некоторые из современных записей довольно клевые и креативные, они не всегда сделаны музыкантами в смысле того, что мы знаем, что музыкант способен вытворять на инструменте. Вот и получается, что те собаки защищали виноградники, а мы защищаем старую школу рока или если так можно выразиться классический подход к музыке и ее записи.

- Как вы писали песни к новому альбому?

Portnoy: Откровенно говоря 12 из 14 песен были написаны совместно. Мы просто втроем играли какие то темы по кругу, репетируя в одной комнате рядом друг с другом. Все было сделано вживую, как в старые добрые времена.

Kotzen: Сначала мы собрались втроем у меня в студии и каждый показал какие то свои идеи. Потом мы собрали все это вместе и когда Mike и Billy ушли, я прослушал то что мы записали, придумал текст и мелодию и отправил все это парням. Им понравилось. Мы решили повторить это процесс еще несколько раз. В итоге все эти идеи превратились в законченные музыкальные произведения.

Sheehan: Иногда мы просто начинали с какого нибудь «качевого» ритма или аккордовой последовательности. Затем что то меняли или переделывали. Замечательная особенность написания материала группой состоит в том, что даже если у тебя нет никаких идей, то идеи остальных музыкантов зажигают в тебе что-то креативное. Так постепенно шаг за шагом мы и собрали все это вместе. Мы начинали с нуля, а в итоге пришли к целому альбому.

- Давайте поговорим об индивидуальных песнях с альбома. Можем начать с «Elevate.»

Kotzen: У этой песни интересный сценарий. Изначально у меня был только гитарный рифф и один куплет. Был также текст и незаконченный припев. Я помню как впервые сыграл эту песню ребятам и им обоим понравился рифф и куплет, а припев мягко говоря не «зацепил.»

Потом я сыграл им «I’m not Angel» которая на тот момент была в двух версиях. Одну из этих версий вы слышите сейчас на альбоме. Вторая, более ранняя и кардинально другая версия этой песни меня не очень устраивала в припеве. И когда я впервый раз решил показать эту песню ребятам, я по ошибке открыл  файл со старой версией. Mike тут же согласился что такой припев не очень сюда подходит, но сказал что знает где его можно применить. И мы использовали этот припев с той песней у которой был только риф и куплет и не было припева. Так и получилась «Elevate».

- Ritchie, помимо игры на гитаре, вы еще и прекрасно поете. Насколько тяжело для вас совмещать эти вещи вместе?

Kotzen: Идея петь вместе с Billy и Mike полностью отражает то что я делаю вот уже последние 20 лет. Мое отношение к музыке, реально поменялось после первой моей записи. В 1989 году, когда я выпустил свой первый инструментальный альбом, я осознал что не хочу быть просто инструменталистом.

Я рок музыкант и с юношеских лет всегда играл с группами в которых есть вокалисты. Это то, что я хочу делать. И свой второй альбом я намеревался сделать именно с вокалом. Я помню как прослушивал и отбирал записи разных вокалистов и затем отправлял их на студию, где планировалась запись нового альбома. Им нравились мои песни, а вот качеством исполнения они не очень были удовлетворенны.

Потом они предложили петь мне самому. Я начал думать об этом и слушать вокалистов которые мне нравились ( Paul Rodgers, Rod Stewart) C тех пор на каждой записи, за исключением нескольких проектов, я играю и пою сам.

- Richie, какое оборудование вы сейчас используете?

У меня есть моя подписная гитара Fender Telecaster 1996 года. На этой гитаре я играю практически на  протяжении всей своей карьеры. Кстати, начиная с этого года, Fender заново выпустил мою подписную модель, которую вы можете купить.

Из усилителей я использую тоже Fender. В основном это Fender Vibro-King и Vibrolux. Основная причина по которой я начал использовать Vibrolux это его футсвитч. Этот усилитель позволяет вам вкл/выкл. ревер и тремоло с помощью футсвитча, в то время как у Vibro-King такой возможности нет. На нашем альбоме я использую эти два усилителя и еще Bassman для песни «The Dying». Когда вы слышите партии с «тяжелым» гитарным саундом, это как раз Bassman и Vibro-King соединенные вместе.

- Расскажите немного о том, как вы разработали ваш гибридный стиль звукоизвления.

Kotzen: До этой техники, я практически всегда использовал медиатор и два пальца правой руки. Все началось 6 лет назад, в туре по Бразилии. Я играл тем же самым медиатором которым играл всегда и в один момент почувствовал, что что-то не так. Чувствовался какой дискомфорт и я решил что нужно что то поменять. У меня была одна ночь до следующего выступления и я понимал что не могу просто так сидеть в гостинице, репетировать и пытаться поменять что то, всего за несколько часов. Я решил что если я вообще уберу медиатор, то это форсирует меня к пересмотру моего подхода к игре. Я так и сделал. Следующий концерт я играл без медиатора. Я помню как ко мне подошел наш тур менеджер и сказал что ему очень понравилось звучание и удивился что я такого сделал. Начиная с того выступления, я играл весь тур уже без медиатора. Собственно оттуда эта техника и появилась.

- Какие ближайшие планы у Winery Dogs?

Sheehan: Мы планируем пока оставить все как есть. Это — совершенно новая группа, и это очень захватывающий момент. Вспоминаются много подобных моментов из прошлого. У этой группы есть особый колорит и прочие аспекты, которые мы, возможно не получили бы, если в нашей команде были другие музыканты. Это — большой мир, с большим количеством людей, и мы собираемся сообщить им, что мы здесь.

Понравилось? Не будьте жадиной, поделитесь статьей с друзьями: